Элли Голдинг никогда в жизни не обучалась петь.

f397afb4

Элли Гоулдинг

Беспомощность писать песни – в общую волю композиторских приемов, неведение программ – в постоянный опыт, от которого не представляешь, чего ожидать, а собственный тренированный дикарский голос – в событие неодолимой силы, естественное несчастье со знаком плюс, которое нарушает крышу и проносит в щепки представление об элегантной женской инди-электронике.

Это крайне сложно – рассчитывать лишь на инстинкт, как ей  оставалось делать во время подготовки дебюта «Lights» (2010). К великой радости, на собственном 2-ом альбоме «Halcyon» Элли Голдинг сумела понадеяться на купленный студийный и концертный опыт, также как и на многих сопродюсеров, с которыми она отныне действует на равных. На равных борется она и с активно противящейся музыкальной стихией, которую приручает при помощи музыкальной электроники, инди-попа, синти-попа и фолкотроники.

Потерянное звено между Flora and the Machine, La Roux и Адель, за 2 года после дебюта Элли Голдинг прекратила быть фантомом собственных не менее известных коллег и повысилась в солидную конкурентку. Все, что на 1-м альбоме, еще подобном бесхитростном и простейшем, лишь намекало на ее потенциал, в свежих песнях открылось в силу. Непосредственные автодороги преобразовались в лабиринты, элементарные истории – в таинственные ребусы, девичьи признания – в женские тайны. Девушка развила!..

Уязвимый молодой человек, который еще проглядывает в птичьих, щебетливых певческих обертонах, мгновенно волга преобразуется в взыскательную хриплоголосую фурию («Don’t Say a Ворд»). Простая, звенящая, как колокольчик, музыка в духе Энни Леннокс переходит в карнавальное путешествие под церемониальные барабаны («Anything Could Happen»). Стилизованное и ритмизованное под Ace of Base действо оказывается закодированным письмом древнейших шаманов, преложенным на язык цифровых технологий («Only You»). А максималистская музыка «Dead in the Water» – неотшлифованный голос необузданной сирены на фоне дальнего, глухого рокота, окультуренного струнными, – напоминает сцену из традиционной греческой катастрофы, жесткой и кровожадной. 

Ну и сама Элли Голдинг, еще 2 месяца назад казавшаяся пародией на солидную артистку, сегодня может звучать, как богиня – отличная собственной необузданной, естественной красой. В «Halcyon» так больше инстинкта, чем художества, так больше ощущения, чем мастерства, что он просто просится в группу «явление природы». Так и запишем. 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *